четверг, 3 марта 2011 г.

Дежурная страшилка к завершению рабочих дней или 'Iδού, δοῦπον αὖ κλύω τινά.

Гυναικόβουλοι μήτιδες φρενῶν
Черновик

Во сне с понедельника на вторник меня звали как-то неправильно, не по паспорту звали, даже не припомню, именем ли, или «кличкой», и характера обоих вариантов не уловил. Такая вот ономатомахия. Зато сразу выяснил, что происходящее относится к прошедшему времени со всеми глаголами и причастиями, - сразу опознал джинсовые и клетчатые лохмотья, которые предпочитал опрятной одежде, особенно, по сезону, и очки вдвое легче нынешних, с двумя диоптиями на каждую линзу.
И был я в Питере. Не один, конечно, был, - в такие поселения, с клокочущей под мостовой болотницей, перемешанной с костьми и не разлагающейся и три столетия спустя захоронения плотью, одному лучше никак не быть. Думается мне, что незаметно для нас и обитателей, крейсер на Неве сложен из ногтей мертвецов, просто этого никто не замечает. А три авроровы трубы – это Гьяллархорн в разобранном виде. С выстрелом из засваренной пушки закончится предшествующая сами знаете чему трёхлетняя зима и бетонный великанский катафалк, как на санках, поедет по льду штурмовать Зимний с Эрмитажем впридачу. Да, я ни за что не скажу вам, что будет происходить в это время в Москве – ибо тайна есмь.
С неким соратником, быть может, даже сокурсником, поехали туда, точнее – послали нас туда из родной ремесленнической гильдии, реставраторов-иконописцев. Помню ещё, как соратник зовётся, ну, как же можно экзотическое имя греческого происхождения запамятовать, - Блаженный [Μακάριος], и никак не обрезанный Макар, - Макарий. Откуда сведения? - видел его паспорт в эпизоде с покупкой билетов. Так вот, по сведениям А. В. Суперанской и А. В. Сусловой за 1988 год по Ленинграду имя Макар относилось к числу редких имён. Носители были сплошь выдающимися церковными деятелями и вообще разнообразно деятельны в аспекте причинения себе увечий, вот и ему удавалось совмещать крайне неприятное с определённо неполезным, во всякие бедствия влазил без головы, но по самое адамово яблоко. Природная склонность к нечаянному травматизму выпрямила его поведение, - Макарий стал избыточно осторожен, что выражалось, например, в его манере шагать по булыжной мостовой, - он всегда внимательно следил, чтобы подошва покрывала как можно больше камней. В случае внезапного провала поверхности полой земли, в которую веровал он пуще Отца Небеснаго, хоть мысок останется на внешней стороне. К трещинам на асфальте и щелям между гранитными плитами Макарий тоже относился не без опаски, наловчившись перешагивать их так, чтобы окружающие не замечали его суеверия. Но от меня ничего не скроешь, - пока топали к ближайшей группе Сфинксов (чего ещё в Питере смотреть, только сфинксов, и загадки их разгадывать) успел наглядеться и себе под ноги, и ему.

Άποιχόμενοί βίοι παράλλελοι