среда, 17 февраля 2010 г.

忌が明けた, まだ質問がある方はいらっしゃいますか



Привет, например.

Сабж мы собирались подробнее развёртывать в НП [ДиКо – диалогический кодекс, а не наречие]; но у нас испортилось настроение и вообще много на что наведена порча, ни в парче, ни в парше, ни в Porsche, не спиться и не спится, покой нам только снится, да и то, - одно расстройство от него, смотрю кино, в вино (Casillero del Diablo, урожай 2007 года – редкостная дрянь), не в домино, - нет у нас кос[т]ного набора, вышлите нам свои берцовые и тазовые, отшлифуем. Впрочем, нет, не высылайте, мы устали и всё нам лениво.

Так вот, по поводу поздравительно-мотивационных и траурно-депрессивных и вообще 起算日.
В настоящее время единственным универсальным критерием события [без дефиса] является визуальные, и не только, впечатления, - этому сперва поучали М. Вертгеймер, В. Келер и К. Коффка, затем - массмедиа. По мере прогрессирования последних и дальнейшего ухудшения ситуации для всех остальных, не осталось такого «экзистенциального акта», который не был бы заснят вездесущей и единовременной камерой; реципиент рано или поздно всё равно узнает, что его тщательно скрываемые упования и стремления давно уже разоблачены, препарированы и, - что особенно важно в парадигмальном аспекте, - додуманы.

В итоге все, кто предпочитают додумывать самому или – отрицают то, что [и как] деспотически артикулирует внутренние переживания и мышление рецепторы [нейроны сетчатой оболочки]; или – отрицают всякую возможность события и со-бытия, под предлогом, что оные – вне их компетенции, они к ним не причастны, они их не пере-живают. Незабавным образом это взаимоотношение между акторами и пассивами представляется в жанровой дальневосточной мультипликации: пока не прижмёт, носитель фатума во плоти ни за что не признает свою исключительность (парадигмальная детерминация потому что), даже если токийская телевизионная башня уже готова рухнуть, задавив обломками несколько сотен нерасторопных сограждан мало того, что Званного, ещё и Избранного.
[BTW: крушение 東京タワ- настолько часто повторяющийся аж с середины 70-х эпизод, что, вероятно, стал одним из мотивов строительства «Небесного древа /東京スカイツリ» в расово-неверном деловом районе Сумида-ку / 墨田区]
Пример: то, что мы сейчас смотрим, тёплый-кламповый “X / エックス” (произносится «эккусу»); наблюдая за происходящим, собственно, «кранты», центральный персонаж, Камуи Сиро, ведёт себя вполне в душке скороспелых субъектов-гуманитариев, т.е. – никак: ну и пусть дохнут, в самом деле, ему-то что. И не существенно, что от психических страдальцев по беспомощности катехона его выгодно отличает магическая силища, - у него мама померла, воспламенившись, - тем самым по-рождая Меч Разделяющий, и далее по сюжету.

Так и со всеми прочими, в гуманитарную же сотерическую претенциозность в единодушном порыве не скатившимися: событием становится самовывоз замуж ногами вперёд или женитьба фигляров, с непременным битьём лицами тарелок с оливье и Totentanz / どくろの舞 заплетающимися ногами; роды, как можно чаще и плотнее – стране нужны ваши рекорды; одним словом – витальность, что тоже невероятно скучно, требуется монтажёр, чтобы урезал эту унылость. И монтажёр является.
Не нам, безродным, - вам, родовитым, повествовать, что истинными хранителями семейного очага ныне стали фотоальбом и поваренная книга: далее, пищевод как Дао, «фоточки» в Picasa как иконостас, - и никакого кощунства. Кощунственно полагать, что сопротивленцы современного мира, от мизантропов-пессимистов до феерически-общительных протестолюбых, «живут» чем-то иным, - да, полно им, от перемены мест слагаемых пикселей summa theologica не меняется, просто они понимают, что «это как-то неправильно», оттого и тяготятся недостаточностью или / и отсутствием (исхождением бытия).

Безусловно. Диву даёмся, как быстро хлипкие человеческие души впадают в озлобленное смятение или скептическое уныние, от переживаний с отрицательным префиксом, - когда горесть пронизывает ЦНС, что они чего-то там не почувствовали, чего-то не увидели, очень многое не заметили и пропустили. Ужасающе смешно: поспевание за актуальностью, - в том числе несостоявшейся и несостоятельной, - претворяет пользователя гипертекстового инструментария в слоупока с дислексией: собственных событий у него нет, чужие его не интересуют, не верит он в них, как ни достоверно описывал бы свои переживания референт; унификация опережает архетипы, на всё найдётся неверный по отношению к копии оригинал, жизнь не удалась, потому что не успела их настигнуть. Правда, всегда есть вероятность, что если настигнет – им это очень сильно не понравится. В самом деле, соберите им денег на триста-четыреста «калашей» и отправьте в Сомали. Времена там есть, очень суровые, точно уж не до шопинга, - и да будут им события.

Как и со всем Большим Искусством, эсхатологический проект сужается до рекламного трейлера – два часа в душном кинозале под заунывный психологизм мало кто высидит, зато если начинить эти два часа рекламой «мiра без людёв»… О, фантазм, это мероприятие посильнее фаустпатрона, гонит потребителей™ табунами. В общем-то, эсхатологическое пред-чувствие в коллективных эквивалентах до рекламного клипа эсхатологию и низводит: потребителю выпадает даже слишком частый шанс избавиться от тех, кто его тяготит прежде всего – от себе подобных. Пусть и в чужом воображении, - дивиду нужно знать, что пресловутая творческая элита, всякие там спилберги и прочие камероны мыслят «как они» (ты вопхнёшь меня в стадо / мою волю истлишь… [ц] Шiш Брянский).

Всё это набивает оскомину до нокаута, - но не так, как вопли / бурчание тех, кто недоволен «нынешним положением вещей» (которые правят людьми, - это расплата за то, что они друг другом плохо распорядились), полагает, что должно быть иначе, а главное – они, да-да, они этого заслуживают. Вы же заслуживаете это™ - это в рекламе говорят / пишут, а не в традиционных источниках (с недавнего времени они тоже “™”, но это не важно).

Ну, а нам календарь нужен исключительно для того, чтобы различать релизы, онгоинги направо, комплиты налево, - это важно, да-а~, и не возражайте нам; вот, пятнадцатая серия «Рельсы» [“To Aru Kagaku no Railgun”] вышла, а мы её не смотрели, сейчас вот компенсируем, агага.
А пока сочиняли этот сабж, отковыряли прекрасное:
Наша галактика полна черных дыр – коллапсирующих звездных “трупов”, диаметр которых достигает 10-15 километров. Насколько полна? Больной вопрос. Это науке точно неизвестно. В конце концов, именно поэтому они и называются “черными дырами”. Сила притяжения этих дыр настолько велика, что они поглощают буквально все вокруг, даже свет, который мог бы помочь обнаружить их присутствие. Дэвид Беннетт из университета Нотр-Дам, штат Индиана, изучал две такие дыры, наблюдая за тем, как они искажают и усиливают свет обычных, более далеких от нас звезд. Основываясь на подобных исследованиях, а больше – на теоретических выкладках, ученые пришли к выводу, что во Млечном Пути существует примерно 10 миллионов черных дыр. Эти объекты движутся, подобно обыкновенным звездам, а потому, скорее всего, вероятность того, что одна из них приближается к нам, сравнительно мала. Но если в случае с нормальной звездой мы будем задолго знать о ее приближении, то с черной дырой дело обстоит иначе. За несколько десятилетий до встречи астрономы должны отметить небольшие изменения в орбитах других планет.
По мере того как эти изменения будут расти, станет возможно оценить местонахождение и массу черной дыры. Причем, для того чтобы настал конец света, черной дыре совсем не обязательно близко подходить к Земле: одно только прохождение черной дыры через Солнечную систему приведет к значительному изменению орбит всех входящих в нее планет. Земля может начать вращаться по эллипсу, что повлечет за собой катастрофическое для землян изменение климата на планете. Если же влияние черной дыры окажется более сильным, наша планета может и вовсе сорваться с солнечной орбиты и отправиться в бескрайние скитания по холодному космосу.
(насчёт университета: это не юксто-гон по мотивам романа Гюго, University of Notre Dame в самом деле существует в штате Индиана).

И вдогонку – иллюстрации к словосочетанию “Мiр без Людей” (ну, почти, - тэг
“ruins” на ~booru)







отнюдь не пизанская





археомодерн-фашизм-традиционализм:



и - то, что нас убивает, сделавши сильнее:




и печка до руинированной кучи.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Άποιχόμενοί βίοι παράλλελοι