понедельник, 16 августа 2010 г.

玉蜀黍 с ливером

Пата его узнал :з
Знакомьтесь - Синтеотль (конквистад. Centéotl, Cinteotl, Centeocihuatl) в усечённом варианте, - том, которое очевидно и умозрительно присутствовало в доме каждого благочестивого землепашца и ремесленника.
«Бог кукурузы»; ацтекское божество молодого маиса. Сын Тласольтеотль или Тетеоиннан и один из нескольких мужей богини Шочикецаль.
Традиционно изображался в виде молодого человека с кукурузными початками в заплечной сумке и в руках. Встречались изображения с различными видами сельскохозяйственных инструментов в руках.
Синтеотль выступал в качестве бога покровителя земледельцев и золотых дел мастеров города Шочимилько — одного из крупнейших сельскохозяйственных центров государства ацтеков.
Женским двойником Синтеотля была богиня маиса Чикомекоатль. Так же в некоторых мифах сам Синтеотль выступает в женской ипостаси.

Тёмно-красный овал на маске символизирует собой, как ни странно, дождь (см. в сведения об ацтекской астрологии, 14 апреля, он же наш профессиональный праздник; в месяце Уэйтосостли (большого бдения) славят вышеуказанных богов, благословляют посевы кукурузы; свершают жертвоприношение девушки); Синий - воды рек, озёр и оросительных каналов; жёлтый - священный початок маиса, рождённый благодаря жертвоприношению, насытившему кровью поля.
Раскраска лба и щёк, подведённые мелом глаза - атрибуция артистическая, необходима для служения должным образом и исполнения ритуала, существенным компонентом которого был танец.

В неполный рост, но каноничное:


воскресенье, 15 августа 2010 г.

Άραχναίοις νήμασιν ίσόμορος План.



И вот реквест эпизодической записи из /fb/, чтобы не заскучали:

Как нам обустроить Евразию
(черновая версия программы арахнократии)

…Не знаем уж, как у вас там смотрится, но обитатели обетованного Генсокё рассматривают феминойдов – как аттракторов (притягивающих, влекущих) и обладающих имманентно эффективным поперечным сечением (иными словами, количественным атрибутом рассеяния, формулы и шаблоны см. во всечеловечьем справочнике «википедия») так называемых «всех бед». Всех – означает в том числе то, что прескверная, удручающая амбивалентно богов, демонов, героев и души ситуация продлиться ещё ох как долго, и чаемое благостное Завершение отраняется, подобно горизонту на обыкновенном пешем ходу. Мы там подумали, и решили, что наилучшим методом выведения выводка феминойдов за экзистенциальную грань и последующей тотальной аннигиляцией продуктов их жизнедеятельности является учреждение Арахнократического Матриархата со всеми фундаментальными и акцидентальными его компонентами, включительно Революцию, Гражданско-партизанскую войну, Террор, Геноцид мирного населения, Ограбление корованов, трэш, угар и содомию, например.

Неофольклор: Сказки заурядного домового.


...Сперва о том, как он выглядит: рост его определить точно не удалось, в полной темноте он то становится меньше, удаляясь на расстояние, безотносительно объёма комнаты, то вырастает приблизительно до полуметра, когда садится на перекладину кушетки. Покрыт мехом с ног до головы, длинным, как уши спаниеля, в космах шерсти явственно видны соломинки и травинки. Ручки длинные, узкие, касаются кончиков шерсти, до уровня "ног". Когда домовой жестикулирует, становится непонятным, с какой стороны они растут и одна ли пара таких конечностей у него. А ножек, судя по интенсии "топота", у него четыре; я выразил удивление по поводу этой особенности, но домовой сказал, что в его племени встречаются и те, у кого по шести лап, и даже больше, и передвигаются они на манер пауков, только без паутины. Лица его не видно совсем, но различимы глаза - как крупные блестящие пуговицы, и ротовой разрез, напоминающий узкую щель с выступами, - усов и бороды.

Появление его из непроницаемой, заволакивающей всю комнату темноты таково. У домового глаза желтовато-красные (но не ровного оранжевого цвета), - вероятно, что его видимость зависит от концентрации этих цветов в восприятии. Сперва представим себе две мерцающие в полной темноте светло-красные точки - зрачки, затем - желтые ободки, "глазные яблоки, крупные, посаженные поверх меха, а не выглядывающие из него; потом, контуры тела - бурый меховой "холмик", маленький стог с "прожилками" зелени и сухой желтой соломы, бледные жилистые ручки, вырастающие из этой "копны". Едва различимый, "плоский" рот, куда надо смотреть, чтобы понимать его речь, и внимательно следить за шевелением меха (мимикой) домового, чтобы умозрительно представлять себе сюжеты, которые он рассказывает, даже если не вполне понятно (совсем не понятно), о чём он повествует. Из чего следует, что излагать эти истории мы будем на обыкновенном русском литературном языке, как сумеем.

Άποιχόμενοί βίοι παράλλελοι