суббота, 20 февраля 2010 г.

不明 主お 気構え


На протяжении 119 минут видео ряда мы ни разу не видим солнца, - при умеренной облачности, зато дважды наблюдаем восход Луны.
Селеническое ≈ метафизика, иноматериальное, Отрицание. Фундаментальное, структурное и поляризованное отрицание, категорическое нет. Чтобы произнести его, устранив, тем самым, онтологическую и гносеологическую категориальность разом, нужно немногое. Всего лишь – прекратить время.
И времени больше и меньше, ≤ и ≥ не стало, Эстрагон и Владимир переживают одно повторение, что бы вы ни думали, превосходно организованное, субординирующее с тщательностью образцового дисциплинарного диспозитива, и всё это – под видом неогностицизма.
Да, вы не ошиблись с прочтением, пьеса Самуэля Беккета «В ожидании Годо», экранизированная в 2001-м году ["Waiting for Godot" directed by Michael Lindsay-Hogg, Irland; in cast - Barry McGovern, Johnny Murphy, Alan Stanford, Stephen Brennan, Sam McGovern] – неогностическая притча о двух чающих спасения из скорбного плена бытия.
Владимир [Диди] – агенс и актор, пытающийся проявить инициативы, чем усугубляет ситуацию, и огорчается, что всё остаётся по-прежнему (с самого не-αρχή, с того момента, как они пожелали встретиться с господом их, Годо). Ещё он огорчён, что Эстрагон [Гого] ничего не помнит, - характерное сетование всех гностиков, и мотив некоторых текстов в кодексах Наг-Хаммади. Процитируем «Евангелие Истины» безымянного адепта:
Евангелие Истины
Забвение не начало быть из Отца, хотя на самом деле оно начало быть из-за Него. Ибо то, что начало быть в Нём - Гнозис, явившийся для того, чтобы Забвение могло исчезнуть, а Отец мог бы быть познан. Ведь Забвение начало быть потому, что был не познан Отец, то есть если Отец придёт, чтобы быть познанным, то с этого момента Забвение перестанет существовать.
Итак, Аутоген посылает неразумное дитя возвестить стремящихся к нему, что «сегодня он не явится, но завтра будет непременно». На следующий сценарий убийства времени повторяется, Владимир всегда «водит», Эстрагон поддакивает и «через нехочу» следует его наставлениям; Владимир же принуждает Эстрагона быть терпеливым, не даёт ему уснуть и вообще проявляет назойливую заботу. Между тем, Гого не помнит, что однажды они были изгнаны из рая, где собирали «виноград», как они очутились под переставшим плодоносить древом познания, едва проснувшись, не узнаёт местности, тем самым «отталкивая» Диди обратно к предварительным пояснениям, за которыми обязательно воспоследует импровизированная дискурсивная игра безо всякой цели. «О, это идея! Давай возражать друг другу!». Гого изредка порывается уйти от места фатальной [не удающейся] встречи, и каждый раз Владимир останавливает его возгласом «Нельзя! Мы ждём Годо!», - на что Эстрагон реагирует безразличным «Ах, да!»

Лаки и Поццо – дегенеративные фигуры архонтов, также забывших своё происхождение, отпавших от осевой структуры ангельской иерархии Первоархонта, и докатившихся до состояния «идиотских аватар». Примечательно, что Поццо, в первый день смотрящийся респектабельно, сразу же определяет неряшливых бродяг Диди и Гого как «своё подобие», «приятно провести время с себе подобными… даже если подобие несовершенно»
В известном смысле престолы и власти тоже ждут пришествия Годо, но, ни в прощении, ни в спасении не нуждаются. На «циклически замкнутой» просёлочной дороге близ груды камней они появляются лишь затем, чтобы удостовериться: всё идёт своим чередом. Как писал безвестный апологет, -
Архонты разыскивали то, что явилось, чтобы исчезнуть. Они не знали, что это - знак их растворения, и (что) это - смена Эона. Солнце село в течение дня; тот день сделался тёмным. Злые духи были обеспокоены. И после всего этого он явится в восхождении. И появится знак Эона грядущего. И растворятся Эоны.
Складной стульчик не по размеру рыхлых телес Поццо – престол, что должен быть Сияющим и внушающим священный трепет; в замкнутом пространстве трагикомедии Беккета он лишь предмет, доставляющий неудобства, как и всё прочее, что его окружает. Всё вызывает раздражение неполнотой, архонт с нескрываемым любопытством спрашивает о его ораторских способностях, как если бы говорил о собственном творении, у существ, чья ситуация ещё хуже: ну, как вам?
Владимир и Эстрагон симулируют интерес, хотя единственное, чего они желают, - чтобы «речевой эгоист» поскорее сгинул. На «второй» день Поццо вернётся слепым и беспомощным, и его будет никому не жалко – он будет прилетать / прибегать / пиползать снова и снова, и никто не избавит его от тягла власти.

Лаки, или Счастливчик – служебный демон, поводырь, носильщик, танцор, шут, - ещё более тягостная сущность, - в иное время, когда время ещё было, он танцевал фарандолу, альмэ, бранль, джигу, фанданго, даже хабанеру. Он исполнял невероятные прыжки. А теперь - вот весь его репертуар [оценка Гого - "Умирающий паралитик", Диди - "Запор на склоне лет"]. Знаете, как он называет свой танец? - Танец с сетью. Он изображает, будто запутался в сетях.
Мы точно слышали, как кто-то произнёс «Кольчуга Давида»...
А происходит это всё вот почему:
Причиной же случившегося был сам Логос, который был полон и целен во имя Славы Отца, которого он жаждал, и (он поступил так), будучи исполненным ею, но тех, кем он твёрдо желал пользоваться, он сотворил в Тенях, Копиях и Подобиях. Ибо он был неспособен нести Зрение Света, но он взглянул в Глубину и усомнился. Вне её там пребывало Разделение - он же сделался глубоко встревоженным - и Изгнание из-за его сомнения и разделения, забывчивости и неведения себя и (того), что есть.
Его само-восторженность и его ожидание постижения Непостижимого утвердились в нём и пребывали в нём. Но болезни следовали за ним, когда он шёл сам за собой, начав быть от само-сомнения, а именно от того факта, что он не (достиг Достижения) Слав Отца, того, чей возвышенный статус среди вещей беспределен.
Трехчастный Трактат
Персонажам Беккета присуще возражать сами себе, сомневаться в воспринимаемом и самом восприятии, увеличивать дистанцию между феноменальным и ноуменальным, одним словом, мыслить в категориях и критериях классической метафизики. Беккет словно назло тендированию германской философии к преодолению Канта и всего XVII века наделил Эстрагона и Владимира, а также – Уотта, Мёрфи, Моллоя, Мерсье и Камье голосами выпотрошенных вещей-в-себе-и-для-себя, косноязычием гундосых перепевов «Сократ сидящий не есть Сократ». Только психотический монолог Лаки, заставляющий содрогнуться и конвульсировать самого архонта, привносит в эту последовательность затхлых фраз то, что в пьесе осталось не явленным
…когда великие Власти узнали, что время исполнения подошло, подобно родовым мукам все затряслось и основания преисподней и вершины Хаоса потряслись, и великий огонь воссиял в середине всего, и камни и земля колыхались, как тростник под ветром. И участь Судьбы и тех, кто жили там были нарушены великим громом.
И престолы Сил были потрясены, поскольку они был опрокинуты и их Царь убоялся.


Принимая во внимание существование личного Бога таким каким оно проистекает из последних социологических работ Пуансона и Ватмана в виде субстанции седобородой вневременной внепространственной кококоторый с высоты своей божественной апатии божественной афазии божественной агнозии влюбит нас всех кроме некоторых неизвестно почему но со временем встанет ясно... и подобно божественной Миранде страдает с теми кто непонятно за что но еще не время обречен на муки ада огонь вечный но стоит только стоит сколько сколько можно ждать и терпеть и тототогда пламенем гнева судья и творец всеобщему миру положит конец все знают не станет он вечно терпеть и в ад обратится небесная твердь сегодня пока еще местами лазурная и спокойная тем спокойствием которое хоть и переменчиво но тем не менее желанно впрочем не будем забегать вперед а также принимая во внимание то что с другой стороны в результате незавершенных исследований Тестю и Конарда не будем забегать вперед незавершенных но тем не менее премированных Акакакадемией Антропопопомстрии в Берне в Бресе установлено абсолютно безошибочно если только не принимать в расчет человеческих исчислений кококоторые в результате незавершенных незавершенных исследований Тестю и Конарда установлено становлено становлено то что следует следует следует доказать... но не будем забегать вперед неизвестно почему в результате работ Пуансона и Ватмана становится ясно предельно ясно что в свете трудов Фартова и Белчера незаконченных незаконченных неизвестно почему Тестю и Конарда незаконченных незаконченных выясняется что человек вопреки противоположному мнению о человеке в Бресе у Тестю и Конарда что человек одним словом что человек одним словом несмотря на прогресс в области потребления продуктов питания и удаления продуктов распада теряет в весе и в то же время параллельно неизвестно почему несмотря на расцвет физической культуры занятий спортом таким как теннис футбол бег велосипед плавание фехтование авиаспорт авиация эволюция теннис нарцисс авиаспорт катание на коньках на льду на асфальте спорт спорт зимний летний осенний осенний теннис на траве на сосне на земляном корте авиаспорт теннис хоккей на земле на море в облаках несмотря на создание пенициллина и суррогатов короче повторяю в ' то же время параллельно с понижением аппетита неизвестно почему несмотря на теннис повторяю авиаспорт гольф как на девяти так и на восемнадцати лунках теннис на льду короче неизвестно почему на Сене Сене и Уазе Сене и Марне Марне и Уазе то есть в то же время параллельно неизвестно почему худеет чахнет и сохнет повторяю Уаза Марни короче чистые потери на душу на голову на нос со дня смерти Вольтера составляют порядка два пальца сто грамм на нос на душу примерно в среднем приблизительно округленно с походом без каблуков в Нормандии неизвестно почему короче неважно все факты налицо и учитывая с другой стороны что гораздо важнее что из этого следует что гораздо важнее в свете свете продолжающихся опытов Штейнвега и Питерманна следует что гораздо важнее что из этого следует что гораздо важнее... в свете свете прерванных исследований Штейнвега и Питерманна что за городом в горах на берегу моря реки огня воздух одинаков и земля то есть страдают воздух и земля когда погода у нуля когда большие холода для камня это не беда в забытом прошлом навсегда эфир струится без труда земля и воздух и вода все камни терпят без труда в кошмаре бездны холода но камни это навсегда повторяю неизвестно почему несмотря на теннис все факты налицо неизвестно почему повторяю представляю короче итак увы представляю камни навсегда все знают повторяю не будем забегать вперед повторяю на голову голова в то же время параллельно неизвестно почему несмотря на теннис представляю борода пламя слезы камни лазурные спокойные увы голова голова голова в Нормандии несмотря на теннис прерванные труды незаконченные без конца гораздо важнее камни короче повторяю увы увы прерванные без конца голова голова в Нормандии несмотря на теннис голова увы камни Конард Конард Теннис! Камни! Спокойные! Конард! Без конца!



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Άποιχόμενοί βίοι παράλλελοι