понедельник, 8 июня 2009 г.

إبليس versus عيسى‎‎ или приложение к «Плану Шайтана на Последние Дни»

младший брат Усамы бин Мухаммада
бин Авада бин Ладина, шейх Ахмед,
март 2002, интервью CNN

. . . Однако вполне возможно, что вам
не нравится то, что вам приносит добро,
и вы любите то, что несет вам зло.
Бог знает, а вы нет.
(сура Бакара, 2: 216)

Нас совершенно не интересует, какими судьбами видный традиционалист Гейдар Джемаль очутился за одним круглым столом с представителями «православного» и не только ресентимента; на всё воля Аллаха. Кроме того, по прошествии некоторого времени, и пришествию понимания мы считаем не существенным появление в комментариях к этой заметке (см. также приложение) опровергающих намеренные искажения референта; неверным не удалось опорочить имя Председателя Исламского комитета, более того, мы прониклись симпатией к его манифестации Онтологического Зла, каким и должен видится современный мир традиционалисту. Сейчас мы подробно рассмотрим, почему мы полагаем так, а не иначе:

Во-первых, и в главных: современному Мiру известна только одна сотерическая стратегия, зато много тактик, и все амбивалентно бесполезные. Некоторые существа по неразумию своему и недальновидности считают, что изъяв из сферы воспринимаемого раздражающие объекты, попросту «отучив» человека трепетать в ужасе и даже испытывать боль, тем самым устраняют источник опасности.

Разуйте глаза, отворите уши, раздуйте ноздри! Благоухайте изо ртов, подмышек, гениталий и щелей между пальцами на ногах! Глохните о децибел, слепните от пиротехники и иллюминации! Наслаждайтесь даже страданиями! – этот тревожный сигнал, бесперебойно посылаемый СМИ в коллективное бессознательное алгоритм оказался «дурён» [для человека] лишь тем, что больше ничего от человека не требует. Когда народы перестали быть мыслью богов [Гердер] человек перестал быть заданием; его долженствование возрастает пропорционально безответственности, - разумеется, он будет неукоснительно выполнять данные обещания, как если бы от него требовалось; подпишется под чем угодно, с уверенностью, что это только слова и взыскания могут быть отсрочены вплоть до Второго Пришествия Исы. Так они понимают свободу, оскверняя слово самим утверждением, что она - существует.

Между тем, мы наблюдаем частичную стагнацию, - промедление неизбежного, и тотальное вырождение – современная культура, в том числе культура общения, породила диковинный нежизнеспособный ригоризм; «новые викторианцы» ревностно оберегают свои рецепторы, заполняя ими и угодными им вещами всё окружающее экзистенциальное пространство. Пока не остаётся и пяди какой-либо поверхности, не оснащённой «добродетелью» и наделённой сотериологической интерпретацией; из неисправимого, и потому должного быть уничтоженным мира эти существа «бегут», уподобляясь крысам с тонущего и подожженного от носа до кормы корабля.

Некоторые смеют называть эту стратегему спасением, а то и с заглавной буквы: до последнего или предпоследнего имитировать свою защищённость. Нарушение суверенитета и мнимой целостности рассматривается в одном случае как оскорбление, в ином же – «судный день», тем самым манифестируя вполне контртрадиционное учение о «конце света без конца», без последующей регенерации мира и благородных существ.

Свобода ограничивается не свободой иного. Она ограничивается собственноручно, испытывая неодолимое «чувство локтя», характерное для всех малых сих: волею коллективной они отдали свои умы и сердца, не говоря уже об ампутированных душах, - давно им не принадлежащих, Иблису.
Имя «Иблис» (إبليس) может быть производным от арабского произношения корня balasa, - بَلَسَ, означающего «он безнадёжный»; поэтому лингвистическим значением слова Иблис может быть «тот, кто причиняет безысходность / отчаяние».
[…]
Иблис попросил Всевышнего Аллаха, чтобы он позволил ему жить свободно до дня Последнего Суда. Бог принял просьбу Иблиса и обещал наказание Иблису и его последователям в форме адского огня. Всемогущий, дабы испытать человечество и джиннов, позволил Иблису беспрепятственно скитаться по земле и пытаться совращать других.
[…]
Иблис пытается развратить людей через искушение и через лживые предложения. Во время судного дня Иблис будет послан в Джаханнам (Ад) вместе с «Соратниками огня».
И какие же выводы последуют из этого? Разумеется, оформленные в виде лозунга:

Соблазнись или умри!

В этом мире уже не осталось вещей, сущностей или субстанций, не субординированных первопринципу соблазна, или же паразитирующих на нём, - не находя в области своего предельно суженного восприятия «заказчика». Это ли не свидетельство? Таким образом, нам остаётся лишь процитировать с некоторыми искажениями книгу «Экклезиаст», гл. VII, ст. 26: И нахожу я, что человеческое - горше смерти, что оно – западня. Отчаявшееся человечество готово поедать всё, что угодно, включительно т.н. «друг друга» и экскременты, не подозревая, зачем это делают.

Во-вторых. Современное образованное, законопослушное и, несомненно, благочестивое общество полнится существами, неистово жадно тащащими на каждый квадратный дюйм поверхности своих опустошённых тел, и вовнутрь их, тщетно пробуя дать содержание своей плотности, - исключительно «красивые» вещи. Именно в силу их подавляющего числа, числа человеческого, мы затрудняемся не только «определить» критерии прекрасного, как высшей эстетической категории, но и составить впечатления субъективного (под-лежащего, основательного) порядка красоте. Подобно ребёнку, эти существа не различают стерильного, рафинированного, от нечистот и опасного в любом значении этого слова; в частности, стерильное, очищенное, может рассматриваться как заведомо – обесчещенное. Дизайнеры одежды и аксессуаров, пластические хирурги и визажисты бесцеремонно насилуют наше восприятие, будто победители в захваченном после длительной осады городе – женщин. Да – они победили и употребили Мiр, тем самым и спасли.

Они сдирают защитный внешний покров, тут же обертывая тщедушную, чтобы не сказать сильней, сущность, уязвимыми, но столь радующими глаз тканями, которые по существу – эластичные бинты. Хоть раз ломавшие кости конечностей знают, что повреждённые части тела быстро привыкают к искусственным креплениям, к пластырям, гипсу, протезам; так рождаются делёзианские тела без органов, не желающие, на практике уже не способные обойтись без имитации и функциональных над-строек тела.

Представьте себе психическую травму человека, воспитанного и образованного в лучших контртрадиционных правилах, привыкшего созерцать исключительно живых, пусть даже если это – подвижные, неугомонные мертвецы. Он увидел, впервые в жизни – труп. Обыкновенный, не успевший разложиться, но перед самым прекращением физической динамики успевший оросить ландшафт кровью, или попросту очутившийся в нелепом положении, скажем, непроизвольно опорожнив мочевой пузырь во время суицида через подвешивание. Висит в петельке, нескромный и многозначительный, где-то поблизости реет его неприкаянная душа. У неподготовленного созерцателя эта картинка вызовет непритворный шок, поломав его радужно-зачарованное представление о внешнем мире. Ему придётся лечить и починять психику долго и методично.

Будучи как плохо воспитанные дети, эти существа не готовы в равной степени жить и не готовы умирать, и чем враждебнее становится для них мир, тем враждебнее они к красоте вне своего лже-у-богого понимания. Прежде чем внедрять в их операционные системы паттерны эстетики, следует предварительно воспитать в них несокрушимую и всепроницающую волю к спасению, притом, что красóты в упомянутом выше смысле их не спасут. Но мы уже убеждены в том, что спасение всех живых существ производится совсем другими средствами и методами.
И потому, мы не находим ничего лучшего, кроме как ввести в императивный лозунг #2:

Вы всё ещё отрицаете собственную смерть? Прекратите шевелить своими начиненными фекалиями и медикаментами органами! Вы некрасиво себя ведёте!
(умрите и больше не воскресайте, даже если вам кто-нибудь позволит это™)

В-третьих, как производных от второго и в-последних.
В настоящее время вещный мiр покрыт очевидной сетью молекулярных взаимоотношений, определяемых нами как зло меньшее, против предельного, да и вообще, большего. Онтологически зло творит Бог, но нравственно инициируют и создают предпосылки появления зла шайтаны и люди. Возможно, терминологическое недопонимание или иные причины побудили известного христианского святого, иконописца и автора многих церковных песнопений Иоанна Дамаскина стать одним из первых критиков Ислама (будучи министром Халифа Дамасского) и первым, кто приписал Исламу некий фатализм [Али Вячеслав Полосин, «Медина аль-Медина»]. Если большее возможно уничтожить молниеносно, или же преодолеть его, то меньшее будет возрождаться, словно пожар из крохотной искорки, - ибо человек негаданным и непредсказуемым образом очутился в области попущения Всемогущего; данные ему Шайтаном, искренне желающему ему «блага» способности и сотворённые им по наущению Иблиса красивые вещи паразитируют на его существе, они жаждут овладеть им, подобно женщине, чьи изящные руки приспособлены для удушения, чей изысканный аромат – смертоносен для тех, кто вдохнёт его, а ротовая полость подобна «жвалам» пиявки.

Красота сосёт Мiр!

Человек обессилевший сознаёт, или же чувствует, что стал многих вещей недостоин, и всё равно отрицает не только фундаментальную субординацию, но и элементарную физическую зависимость. Он отягощает вещи, он бесстыдно пользуется их доверием, ничем не оправдываемым с его стороны! И когда красивые, подлинно красивые вещи обретут силу – они порвут свои позорные узы вместе со всеми надсмотрщиками и рабовладельцами! Ура! !!ابتهاج

Приложение, цитация.
25 февраля 13:18, Artur Jastrebov:
Прочитав г-на Бондаренко Гейдар Джемаль сказал буквально следующее:

"Прочитав отчет г-на Бондаренко о семинаре, я был удивлен тем, что моя мысль в его тексте радикально искажена. Легко проверить по магнитофонной записи, что я ни слова не упоминал ни о каком "злом демиурге" и тем более "творении этим демиургом человека". "Демиург" фигурировал только в высказываниях моих комментаторов и полностью остается на их совести.
Моя мысль заключается в том, что человек слеплен по образу и подобию Великого Существа (не демиурга!), который как первый элемент проявления служит архетипической моделью для всех существ во всех мирах. Великое Существо не является ни Творцом, ни демиургом, в том числе и в языческих доктринах. Ни в олимпийской, ни в нордической традиции боги (модальности Великого Существа) никаким "творчеством" не занимаются.

Разумеется, если представлять мои взгляды без распечатки текста и столь некорректно, можно добиться и негативной реакции какого-нибудь мусульманского богослова, который будет вами дезинформирован. Считаю, что такие "отчеты" принижают уровень дискуссии и отрицательно влияют на имидж "Философской газеты".
CHRTS, Lunae dies,VIII Iunius hic anno, мы не прощаем.
+
ПЛАН ШАЙТАНА НА ПОСЛЕДНИЕ ДНИ (римейк)



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Άποιχόμενοί βίοι παράλλελοι