понедельник, 22 марта 2010 г.

さあ、どうするか, 神は将来的に死んで

Комментарии А. Дугина к М.Х., лекция "Аналитика Бездны" (III лекция из четырех)

ДВА ПОДХОДА К ДАЗАЙНУ
Дазайн (Вот-Бытие, Dasein) – это остаток, остаток колоссальной западно-европейской интеллектуальной деятельности, остаток ничтожения. Сначала Дазайн – это озарение (феноменологическое), а потом – остаток философской мысли, забвения вопроса о Бытии. Таковы две линии подхода к Дазайну: личностная (эмпирическая) и интеллектуальная. Дазайн – единственное, что есть, и единственное, что осталось. Дазайн нельзя понять через что-то еще, а только через Дазайн.

ДАЗАЙН, СХОЛАСТИКА И НОВОЕ ВРЕМЯ

Дазайн рассматривался исходя из трех мест. В теологии, схоластике: Треугольник, с вершиной – Бог. Нижние точки – Субъект и Объект, ens crestum . Абсолютное Бытие создает неабсолютное бытие, человеческую душу и объект (окружающее) – субстанционально сущие, черпающие свое бытие из Абсолютного Бытия. В Новом Времени, после Декарта в триаде меняется Центр. Полноценное Бытие, полноценное "есть" переходит к Субъекту – мыслящему человеку. Объект – протяженность.

Вопрос о Бытии доказывается через мышление – автором мышления, автором онтологии становится гносеологический субъект. Бог появляется уже через мышление. Бытие Бога начинает рассматриваться как причинная инстанция, необходимость для фундаментального утверждения. В Англии складывается другая гносеологическая модель. Рационалисты Франции против эмпириков Англии, у которых Бог появляется из необходимости реальности – res cogito . Лейбниц обосновывает бытие Монады, в которой Субъект и Объект совпадают, и в этом совпадении находится Бог. Это финт к остывающему Треугольнику метафизики. Лейбниц пытается увильнуть от онтологического разрушения Нового Времени. Все три онтологических ответа неудовлетворительны, и эта неудовлетворительность становится центром дальнейшего развития философии. Появляется Кант.

КАНТ, ГЕГЕЛЬ, ГУССЕРЛЬ

Кант до сих пор не понят. Кант – это уже постмодерн, гигантский рывок вперед, а не тонкий субъективный идеалист, как его представлял М.Х. Мы не можем доказать, опираясь на разум, онтологическое существования Субъекта, Объекта, Бога, говорит Кант. Субъект – Ноумен. Объект – Ноумен. Бог – Ноумен. Может быть, на вершинах треугольника ничего нет?... Мы будем мыслить, как бы форсируя представление, аперцепционно. Таковы посылы кантианства. Отсюда и морализм Канта: Бог должен был бы быть. Практический разум только усугубляет Чистый разум. Это подобно добрым поэзам Лотреамона, которые подчеркивает ужас песен Мальдорора – "Жить надо непременно хорошо", в этом принципе, приходящем после и среди ужасающего сущего, накал кшмара, на самом деле, только увеличивается. Тоже и с практическим разумом у кантианцев. Иоганн Фихте пытается справится с Кантом, говорит: Субъект – единственное, что есть. Без Субъекта людям совсем неуютно: "ну, я – то есть…". Гегель тоже работает над кантианским зиянием: Бытие и мышление совпадают, - он пытается исправить брешь, которую нанес Кант, чтобы продлить философию Нового Времени путем исключения закона об исключенном третьем.
Далее появляется феноменология Гуссерля – последовательное правильное кантианство, выносящее за феноменологические скобки онтологическое начало и призывающее "К вещи!". Феноменология подготовила для М.Х. извне представление о Дазайне. Феноменология заявляет: Бог, Субъект, Объект – есть апостериорно… но чему? Явленности, феноменальному. И тут, в конце забвения Бытия, Хайдеггер задается вопросом о Бытии и находит, что есть (остался) только Дазайн.

ВОТ-БЫТИЕ

Есть гипотеза Гумбольдта о происхождении личных местоимении от наречий места (в немецком языке тройная структура), упоминаемая в "Бытии и времени". В немецком "Вот" это не "здесь", и не "там", может быть здесь, может быть там. Поэтому мы будем переводить Дазайн как Вот-Бытие, а не Здесь-Бытие. В "вот" еще нет дистанции разводящих "здесь" и "там", но "вот", при этом указующее. Французы вообще перевели как "человеческая реальность" (realite humain). Как бы искренне экзистенциалисты не хотели осознать Дазайн, они, содержась под западно-европейским Вот-Бытием, отсылали его к индивидууму в той или иной степени.

ЭКЗИСТЕНТНОЕ

Экзистенция у Хайдеггера впереди эссенции. Хайдеггер рассматривал Дазайн не как экзистенцию; экзистенция – это то, как и через что открывается Дазайн. Тут возникает аналитика экзистирования Дазайна. Онтическое (экзистентное): то, как Дазайн воспринимает себя и внешний мир по факту. Онтологическое: то, как Дазайн, следуя за онтическим, развивает самоосознание. Фундаментально-онтологическое для "среднего" Хайдеггера: Сущее и Бытие, их несовпадение. У раннего Хайдеггера онтико-онтологическое почти синоним фундаментально-онтологического. Онтология Дазайна по Хайдеггера, как правило не-корректа. Для того, чтобы скорректировать ее, необходимо вернуться к онтике и к переходу онтики в онтологию. Тут и возникает Онтико-онтологический или Фундаменталь-онтологический уровень. Таков экзистенциальный подход, проверка осмысленного уровня Дазайна возвращением вниз, в онтическое. Фундаменталь-онтологический уровень – не более высокий уровень онтологии, онтология, напротив, с ним идет вниз, в глубину! Экзистенциалэто способ описания Дазайна, противопоставляющаяся рациональной категории.

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЫ

Экзистенциалы Дазайна. Чтобы их понять, необходимо крушить две вещи "Я есть" и "Мир есть" – фундаментальные выводы богоубийства.
"Я есть и мир есть, потому что Бог умер" – так звучит культурная результирующая смерти Бога и развития европейской мысли. Дазайн – это факт пространственно шевелящегося Бытия.
In - der - welt - Sein. Где, а не в чем. Это бытие-в-мире не предполагает мир, хотя и предшествует миру. Сначала Дазайн – это бытие-в-мир, а потом уже – мир. Наиболее же фундаментальный уровень
In - Sein (Бытие-в). Пространственности до Дазайна нет. Но он через нее проявляется.
Die Sorge. Забота. Рассмотрение мира как vorhandene ("под рукой") или zuhandene ("к руке"). Это онтологический уровень: самобытие мира возникает как то, что можно схватить.
Понимание – экзистенциал Дазайна от Бытия-в-мире как Бытия "под рукой". Заброшенность - ("Geworfenheit") – найденное, найденность ("Befindlichkeit"). Это такое Найденное, которое находится, когда уже никто не ищет заброшенное.
Stimmung – настроенность, настроение, мелодика.

МОДУСЫ ДАЗАЙНА

Дазайн существует в двух модусах: первый - eigenе (аутентичное, собственное), и второй - uneigenе (не аутентичное, не собственное), в котором он, в основном, и экзистирует. Самость Дазайна лежит в аутентичном, но открывается он, как правило, в неаутентичном, через привацию.
Durchdringende Alltäglichkeit – всепронизывающая повседневность – просто неаутентичное экзистирование Дазайна. Это падающее Бытие Дазайна –Verganglichkeit в vorhandene . Падение Дазайна конституирует повседневность, ткет панно - всепронизывающую повседневность.
Дазайн таков, что сам себя отчуждает. Не повседневность извращает Дазайн, но сам Дазайн ее осуществляет.
Gerede – неакцентированное всебормотание, болтовня неаутентичного Дазайна, бубнёж, вечное возвращение одного и того же.
Neugierigkeit - Любопытство, жадность к новому. Видеть новое – это не понимать видимое – таково принципиальное нежелание осмыслять, которое влечет энергию Neugierigkeit - Горизонталь болтовни и вертикаль любопытства – экзистенциалы неаутентичного Дазайна, постоянное блудное созерцание, ни к чему не тяготеющее.
Фигура Das Man (Думают, говорят). Кто делает, кто такой, кто делает что-то во всепроникающей повседневности? Неатунтичный Дазайн сам себе отвечает: Das Man. Это Субъект повседневности, "Кто" Падения. Das Man порождает неаутентичную онтологию, это он говорит о Субъекте, об Объекте, в каком-то смысле о Боге. Das Man говорит "Я", "реальность" ("мир"). Он впоследствии же учреждает Ленивого Бога.
Аутентичное Вот-Бытие, Дазайн собственный (eigene) сконцентрирован на возможности быть. Что может сказать о себе собственное Бытие. Только: Вот-Бытие, Вот-Бытие есть, Есть. Осознает он свою Заброшенность, и свое Вот как Stimmung. Вот-Бытие на самом деле и конституирует экзистенциальную пространственность.

Кто является Кто Дазайна, подлинным его Субъектом? Наличие, Selbst (равенство себе, хотя он содержит в себе фундаментальное неравенство), Бытие-к-смерти (Sein - zum - Tode). Sein - zum - Tode открывается через Ангст (Angst) - абсолютный беспрерывный тотальный Ужас, противопоставляющийся Страху (Furcht). Подлинный Дазайн через Ангст и Бытие-к-смерти осознает себя как абсолютно конечный! Он вызывается через Gewissen (совесть, сознание, постоянное ощущение вины).
Дазайн принципиально фундаментально и абсолютно виновен, но он старается в несобственном экзистировании скрыть это, нивелировать. Чистая Вина напоминает Дазайну о его неподлинном модусе. Это не совесть морали. Мы должны ничего не натворить, чтобы почувствовать степень нашей наивысшей виновности – неискупимую Вину Дазайна. Что касается Selbst, то именно Dasein в своей конституции, в своей самости, т.е. в своей Selbst, не есть оно само, так как оно не есть ни сущее как другие сущие, хотя и является сущим, ни бытие как чистое бытие, хотя и является бытием.

БЕЗДНА

Определение: Дазайн – это такое das Seiende (Cущее), которое есть Sein (Бытие) и которое может быть обращено к возможности-быть. В отл. от Дазайн другие сущие не могут сказать свое "Вот". Это подводит нас к феномену Бездны – Abgrund . У das Seiende различия и не-различия Sein и das Seiende создает иллюзию Grund, покоенности на почве, на дне, на твердом. На самом деле сущие не покоятся нигде, они в Бездне. Только Дазайн понимает, что этой почвы нет, и он падает (verfallen), потому что Abgrund, Бездна ему дана как таковому. Отсюда и безумная озабоченность, и другие экзистенциалы Дазайна, которого нет у других сущих. Das Man возникает, поскольку постоянное падение в Бездну невыносимо и ужасно. Бытие сущего и есть Бездна, Бытие есть Ничто, как говорит средний Хайдеггер. Abgrund – важнейший экзистенциал подлинного Бытия. Опыт Бездны может осмысляться двояко: онтологически и фундаменталь-онтологически. Онтология выстраивает над бездной хлипкий мост (Vorstellung, представление). Фундаментальная онтология ищет саму Бездну, ее дно.

ВРЕМЯ

Дазайн принципиально конечен. Время тоже. И потому мы говорим: Вот-время. Время совпадает с Дазайном. Время – это Экстаз, Исступление, Экстатика. У времени есть три экс-таза: бывшее (бывшее есть), то, что есть, и будущее. Весь секрет времени в Будущем. Исступление Будущего и исступление в Будущее.
Zeitlichkeit (временность) онтологически понятоеэто горизонт возможности быть, то есть Вот-Бытия открывающегося. Горизонт бывшего связан с заброшенностью. Продолжая Х., Время надо понимать вертикально. Вброшенное Бытие получает свое бывшее. С нами было только одно – нас забросили, и мы находимся. Вот и все, это первый горизонт Времени. И мы идем к Будущему как к возможности (Вот) Быть. Время это движение от Da~ к Sein, от "Вот" к "Бытию". Через Бытие в абсолютном Ужасе устанавливается наше настоящее – второй горизонт Будущего. Время развертывается из Будущего, а не из прошлого. Только Будущее подлинно, в той степени, в какой оно будет, оно было и есть. Бывшее – это базовый модуль Заброшенности и Находимости (Geworfenheit и Befindlichkeit). Будущее есть возможность Бытия. Реализация Дазайном возможности быть, удерживая в сознании опыт Geworfenheit, порождает настоящее, то, что есть.

ХАЙДЕГГЕР И ПОСТМОДЕРН

Философия Хайдеггера – это ясный и полный постмодерн, в нем нет ничего от модерна. Субъекта, Объекта, Бога нет, Автор умер еще при Канте, и нечего здесь визжать, призывая к его смерти, как это делают отдельные наивные "философы". Ризома, как ее мыслят Делез и Гваттари есть постструктуралистская вариация темы Дазайна. Есть аутентичный ПоМо, а есть неаутентичный. Но это одно и тоже Вот-Бытие, об этом не надо забывать.

P.S.

Der letzte Gott Das Kommendste in Kommen, das austragend sich als Er-eignis ereignet. Das Kommen als Wesen des Seyns. Fage das Seyn! Und in dessen Stille als der Anfang des Wortes antwortet Gott. Alles Seiende moegt ihr durchstreifen, nirgends zeigt sich der Spur des Gottes.


Референт - Nestor Gotfried Pilawski.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Άποιχόμενοί βίοι παράλλελοι