четверг, 4 сентября 2008 г.

Что такое синоптикон. Praedistinatio has you!


Неутолимая жажда современности

В «Текучей современности» опровержение расхожих либеральных фобий носит более чем прозрачный характер. Бауман замечает, что современный эффект отсутствия свободы выбора был достигнут за счет радикального таяния пут и кандалов, заслужено или незаслуженно подозреваемых в ограничении индивидуальной свободы выбора и действий.
<…>

«Текучий модерн», в котором все формы находятся в состоянии непрерывной плавки и перемещении, имеет много общего с модерном твердым. Все то же противопоставление Современности всем другим историческим формам человеческого общежития, все та же навязчивая, непрерывная, непреодолимая, вечно незаконченная модернизация, неутолимая жажда творческого разрушения. Однако он более не страдает иллюзиями просвещения – иллюзией конца модернизации (конца плавки) и достижения константного состояния «справедливого общества». Для человека после «1984», когда антиутопия Оруэлла перестала быть грозным предупреждением, а стала просто констатацией более никого не пугающих перемен, утрачен интерес как идеально-утопическим, так и к предостерегающим – антиутопическим — моделям. Никого больше не беспокоит Большой Брат — не в последнюю очередь потому, что как надежда на Общество, так и угроза подавления, от него исходящая, оказались ликвидированы и расплавлены. Кроме того – и это наиболее важно, политическое, этическое, социальное, — в текучем модерне оказалось приватизированным. На месте общества мы обнаруживаем лишь Индивидуализированного человека, который может сколько угодно защищать свои права, однако не имеет никакого доступа к управлению теми социальными условиями, которые делают эту защиту реальной или нереальной.

<...>

Человек готов платить не столько за услуги, безопасность или материальные предметы, — самым дорогостоящим является сегодня возможность принадлежать к сообществу, к утраченной общинности, которую можно локально и на время реконструировать. По сути, на этом же паразитируют и те политические силы, которые заинтересованы в столкновении национализма (как модели «сообщества») с моделями «открытого общества». По сути, полноценным — хотя и виртуальным — сообществом, позволяющим отгородиться от реальности индивидуализированных джунглей, сегодня обладают лишь программисты IBM и проектировщики киберпространства.

<…>
Библиографическая справка:
Бауман З. “Текучая современность”. / пер. с английского под ред. Ю.В. Асочакова – СПб: Питер, 2008. – 240 с

===========================================

Комментарий от нойзериан:

Здесь нас может заинтересовать «рассекречивание» механизма солидарности, на более подробном, молекулярно-онтологическом уровне – сопричастности (от свидетельства к сочувствую, от сочувствия-сопереживания – к содействию), трансформирующегося в агрегат паноптического общества. Общество, где все наблюдают друг за другом, т.н. «репрессивные органы» выступают в ролях не более, и не менее, чем посредников и транслятор, выражающих «волю к созерцанию» общества.

Желание быть наблюдающим исходит, в первую очередь, и нисколько это ни парадоксально, от индивида, который, в свою очередь, собственноручно и на доступном ему языке (языках) выражает волю быть наблюдаемым. Любая сообщённая новость в условиях всеобщей проницаемости для СМИ становиться энергичным возгласом «Смотрите туда же, куда и Я!», чей смысл должен быть «Смотрите на меня, - Смотрящего!». Современные сообщества цементируют взаимоотношения индивидов именно механистических / механизированным (техника СМИ, включая электронную) желанием видеть.

Признайтесь себе, насколько часто Вы узнаёте интересующие Вас сведенья «из уст» друзей, как правило, тех, что Вы никогда не встречали, и не встретите в реальности? Смеем предполагать, что довольно-таки часто: в одной только блогосфере сотни сообществ созданы в качестве системы координат в информационном космосе, заявляющие – с нами будет интересно.


Они нам покажут, а-а-а!

Некоторое время назад masacra уведомил аудиторию читателей / соучастников сообщества apocalypse_cult, в том, что ФСБ, по совместительству – ГРУ (главное репрессивное учреждение, а Разведчики), получило доступ к «считыванию» информации из сети.
Помимо прочих сведений, запись содержала следующий пассаж:

Новый приказ Реймана уже зарегистрирован как нормативный правовой акт и в ближайшее время должен быть официально опубликован. Это дает правозащитникам возможность оспорить его в Верховном Суде России. Заявления, со слов противников СОРМа, может быть подано уже до конца марта.

Есть достоверная гипотеза, что методы и средства контроля данной наиболее эффективной в настоящее время, модификации, были введены и раннее - по завереньям iron_hawk, провайдеров, отказывающихся устанавливать дорогостоящее оборудование СОРМ'a ещё несколько лет назад лишали лицензии под смехо- / тошнотворным предлогом, а практика внедрения "агентов", которых невозможно перевербовать, в силу того, что они сами по себе - виртуальны, - осуществляется сравнительно давно.

Но самый совершенный контроль, и принуждение исполняется на коллективной клавиатуре в множество рук, - не "сверху-вниз", но "снизу-вверх", - как упомянуто выше - желанием быть наблюдаемым и созерцателем единомгновенно, быть "вкурсе", манифестируя со-бытийность (симуляцию такового) и переживать Событие как субъективный (потому это и модерн) эмпирический опыт.

Но мы принуждены самой эфемерность «общественного инстинкта» делиться друг с другом актуальной для нас информацией: пусть даже если эти череды знаков – синильная кислота в контейнерах. CNN наносит точечные ракетные удары и производит ковровые бомбардировки в странах-изгоях, не желающих признать себя колониями под эгидой New World Order, - современному обществу не привыкать к тотальной “несправедливости”, ведь иной, альтернативной конфигурации взаимоотношений индивидов с информацией не предусмотрено: иное – это “разжиженный” модерн. Это аутизм и тотальное же безразличие, добровольный будто бы отказ от становленеия / бытия созерцающим, что, в современных информационно-культурных условиях, означает – наблюдаемым.

Нет здоровых, есть только необследованные – ненаблюдаемый дивид рано или поздно окажется / осознает и признает себя «изъятым» из процесса циркуляции современной крови Левиафана: токов информации. Не наблюдаемый дивид будет рано или поздно сегрегирован: и он должен только готовится к худшему, чтобы встретить свою смерть (не обязательно – в биологическом смысле), - сторонясь цитат Шекспира (Дикарь и «Нового Дивного Мира»), персонажей Замятина и Оруэлла, продолжающих неверием и кривдой модерна служить примерами подражания: не сколько поступков, должных продуцировать Со-бытия, сколько - мироощущения.

Индивид, а может ещё и субъект эпохи модерна был способен к свободе, лишь в меру своих возможностей трансформировать окружающую его действительность, современность. Эпоха модерна не воспринималась иначе, как в перспективах грядущего тотального обновления, ревизии и реконфигурации. В настоящее же время ре-конфигурация невозможна, она фантастична, возможна только реинсценировка. Историческая ретроспектива всегда эффектнее блеклой современности. Поэтому современный Дикарь проклинает Дивный Новый Мир и занят самобичеванием, рассчитывая на общественный резонанс, - сулящий массу наслаждения после сиюминутного болезненного Опыта.

Что и позволяет Большому Брату следить за ним в прямом эфире, без отрыва от производства (шоумэн, судя по обилию телерекламе о найме, - достаточно востребованная профессия), не опасаясь, что у этого безобидного, потому что уязвимого, существа, когда-нибудь возникнет нужда в мыслепреступлении. Та сравнительно "миниатюрная" крамола, которой располагает современный индивид, - в большинстве случае совершенно очевидна, вплоть до малейших подробностей, Большом Брату. И ББ знает, что нужно делать: если персонажи "1984" должны были чувствовать отвращение к себе, чтобы избавиться от эгостической мотивации, интереса к "Я", личному, интимному, чтобы неподдельно возлюбить и обожать Коллектив, общественное, то современному индивиду достаточно пережить разочарование в "идеалах юности", в собственных способностях остаться хотя бы пассивно индифферентным Паноптикону и Синоптикону.

Признаться себе хотя бы единожды: "Я не хочу это видеть (слышать, осязать, рефлексировать, понимать и пр.)!" - уже несбыточный проект. Признающегося в том отвергает не только общество, но и предельно суженная область его коммуникации, вплоть до уже успевших стать пресловутыми "ближних", с которыми никогда не удаётся обойтись, согласно преписаниям главного философа "жёсткого модерна" Ницше.

=================================

Редакция Яны Бражниковой: "Под окуляром микроскопа".

Сегодня происходит «рассекречивание» самой солидарности - на самом подробном, молекулярно-онтологическом уровне – разоблачение самой сопричастности. От свидетельства - к сочувствую, от сочувствия-сопереживания – к содействию. Так сопричастность трансформируется в агрегат паноптического общества. Общество, где все наблюдают друг за другом – скорее даже синоптикум, чем паноптикум. Так называемые «репрессивные органы» - не более и не менее, чем просто посредники, трансляторы, выражающих «волю к созерцанию» самого общества.

Желание быть наблюдающим исходит, прежде всего, что нисколько не парадоксально, от индивида, который, в свою очередь, собственноручно и на доступном ему языке (языках) выражает волю быть наблюдаемым. Любая сообщённая новость в условиях всеобщей проницаемости для СМИ становится энергичным возгласом «Смотрите туда же, куда и Я!», чей смысл должен быть «Смотрите на меня, - Смотрящего!». Современные сообщества цементируют взаимоотношения механистических индивидов именно механизированным (электронные СМИ, блоги) желанием видеть.

Признайтесь себе, насколько часто Вы узнаёте интересующие Вас сведенья «из уст» «друзей», причем как правило тех, которых Вы никогда не встречали и не встретите в реальности? Смеем предполагать, что довольно-таки часто: в одной только блогосфере сотни сообществ созданы в качестве системы координат в информационном космосе, заявляющие – с нами будет интересно.

Недавно стало известно, что ФСБ, по совместительству – ГРУ (не главное репрессивное учреждение, а Разведчики), получило доступ к «считыванию» информации из сети.
Помимо прочего, известно, что: «Новый приказ Реймана уже зарегистрирован как нормативный правовой акт и в ближайшее время должен быть официально опубликован. Это дает правозащитникам возможность оспорить его в Верховном Суде России. Заявления, со слов противников СОРМа, может быть подано уже до конца марта».

Есть достоверная информация, что методы и средства контроля данной наиболее эффективной в настоящее время, модификации, были введены и раннее -провайдеров, отказывающихся устанавливать дорогостоящее оборудование СОРМ'a ещё несколько лет назад лишали лицензии под смехо- тошнотворным предлогом, а практика внедрения "агентов", которых невозможно перевербовать, в силу того, что они сами по себе - виртуальны, - осуществляется сравнительно давно.
Но самый совершенный контроль, и принуждение исполняется на коллективной клавиатуре в множество рук, - не "сверху-вниз", но "снизу-вверх", - как упомянуто выше - желанием быть наблюдаемым и созерцателем единомгновенно, быть "в курсе", манифестируя со-бытийность (симуляцию такового) и переживать Событие как субъективный (потому это и модерн) эмпирический опыт.
Но мы принуждены самой эфемерностью «общественного инстинкта» делиться друг с другом актуальной для нас информацией: пусть даже если эти череды знаков – синильная кислота в контейнерах. CNN наносит точечные ракетные удары и производит ковровые бомбардировки в странах-изгоях, не желающих признать себя колониями под эгидой NWO, - современному обществу не привыкать к тотальной “несправедливости”, ведь иной, альтернативной конфигурации взаимоотношений индивидов с информацией не предусмотрено. Иное – это “разжиженный” модерн. Это аутизм и тотальное же безразличие, добровольный будто бы отказ от становления и бытия созерцающим, что, в современных информационно-культурных условиях, означает – наблюдаемым.

Нет здоровых, есть только необследованные – ненаблюдаемый индивид рано или поздно окажется, осознает и признает себя «изъятым» из процесса циркуляции современной крови Левиафана: токов информации. Не наблюдаемый индивид будет рано или поздно сегрегирован: и он должен только готовится к худшему, чтобы встретить свою смерть (не обязательно – в биологическом смысле), - сторонясь цитат Шекспира (Дикарь из «Нового Дивного Мира»), персонажей Замятина и Оруэлла, продолжающих неверием и кривдой модерна служить примерами для подражания. Подражания не столько на уровне поступков, должных продуцировать Со-бытия, сколько – на уровне мироощущения.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Άποιχόμενοί βίοι παράλλελοι